Появление на украинском рынке проекта Monobank – одно из самых ярких и неожиданных следствий национализации ПриватБанка.

Он был создан в конце 2017 года командой бывших топ-менеджеров Привата, покинувших банк после перехода в госсобственность. Среди них были Александр Дубилет и Владимир Яценко – фигуранты расследования о растрате средств ПриватБанка, которым на этой неделе объявлены подозрения.

Как эта история может повлиять на Monobank и могут ли другие создатели проекта попасть под подозрения в делах о возможном мошенничестве в Привате?

Как появился Monobank

Все началось в 2017 году и с $5 млн инвестиций.

Monobank вырос на партнерстве Универсал банка Сергея Тигипко и компании Финтех Бэнд, которую создала семерка экс-топ-менеджеров Привата: Александр Дубилет (инвестировал в компанию на первом этапе 38 млн грн или примерно $1,3 млн по курсу 2017 года), Олег Гороховский, Дмитрий Дубилет, Михаил Рогальский, Владимир Яценко (по 16,8 млн грн), Людмила Шмальченко (6 млн) и Вадим Ковалев (2,4 млн).

Оба Дубилета уже покинули Финтех Бэнд. Дмитрий – в 2019-м, поскольку стал министром Кабинета министров в правительстве Алексея Гончарука. Александр – 23 февраля, на следующий день после того, как НАБУ вручило ему и Яценко подозрения в деле о растрате средств ПриватБанка на 136 млн грн. Яценко был задержан, Дубилет должен получить текст подозрения по почте, поскольку проживает за границей (предположительно – в Австрии).

Теперь семью банкиров в Финтех Бэнд представляет другой сын Александра Дубилета – Алексей. В прошлом он также работал в ПриватБанке, рассказал LIGA.net один из менеджеров финучреждения. Алексей Дубилет имеет такую же долю в компании, как и была у его отца – 33,74%. Яценко также переуступил свою часть в компании (17,18%) – некой Евгении Кривенко. В открытых источниках нет информации о ней и ее возможных связях с Яценко.

На конец февраля 2021-го, Олегу Гороховскому, Михаилу Рогальскому и Людмиле Шмальченко принадлежит еще по 17,18%, Вадиму Ковалеву – 4,91%.

На опыте Привата

Все перечисленные, кроме Рогальского, были членами правления ПриватБанка. Наиболее статусные из них – Дубилет и Яценко, глава банка и его первый заместитель.

Их синхронный выход из состава учредителей Финтех Бэнд сразу после подозрений от НАБУ сложно считать случайным совпадением.  

Их подозревают в злоупотреблении служебным положением: следствие утверждает, что банкиры за день до национализации вывели из банка 136 млн грн на страховую компанию Ингосстрах. Согласно подозрению, объявленному Яценко, основная статья в этом деле – 191 Уголовного кодекса, одна из ее санкций – конфискация имущества.

Ингосстрах – не простое юрлицо. По данным следствия, СК была подконтрольна менеджменту – всем сооснователям Финтех Бэнд. Согласно информации, озвученной прокурорами во время суда об избрании Яценко меры пресечения (в итоге он вышел под залог в 52 млн грн), 18% в Ингосстрахе владел Александр Дубилет, по 14% было у Яценко, Гороховского, Рогальского и Дмитрия Дубилета, у Шмальченко – 8%, Ковалева – 4%.

Все экс-менеджеры Привата владели акциями через подставных лиц, утверждают прокуроры. В реестре собственников их действительно нет. На слушании дела Яценко прокуроры упоминали в качестве одного из номинальных держателей его доли человека по фамилии Кривенко. Долю Яценко в Финтех Бэнд принял контролер с такой же фамилией.

Эпизод Ингосстрах – один из наименее серьезных среди расследований о выведении денег из ПриватБанка. НБУ и уже государственный Приват утверждают, что с 2006 по 2016 годы на компании, связанные с экс-владельцами Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым из банка ушло $5,5 млрд.

Согласно расследованию детективного агентства Kroll (проходило в 2017 году по заказу НБУ), кредитованием «связанных лиц» занималось отдельное подразделение, которым руководил Яценко. Он, Дубилет-старший и Гороховский были членами кредитного комитета банка, через который проходили все сделки с заемщиками.

Действительно ли в ПриватБанке было мошенничество, в котором задействовался топ-менеджмент? Пока утверждать этого нельзя – государство до сих пор судится с экс-бенефициарами банка, в том числе за границей.

Отдельные эпизоды возможного вывода денег из Привата есть в материалах разбирательства между Приватом и экс-собственниками в Лондонском суде, иске к Коломойскому и Боголюбову Минюста США и материалах международного журналистского расследования FinCEN Files.

Финтех Бэнд связана с ПриватБанком не только через менеджмент. Фирма с тем же регистрационным кодом существовала с 2003 года и поначалу называлась Химсталь-М. В январе 2017 года Химсталь-М сменила собственника, новым владельцем стал Максим Счастливец. Сначала он переименовал компанию в Финтех Бэнд, а через два месяца переуступил ее экс-менеджерам ПриватБанка.

Чем примечателен промежуточный владелец Финтех Бэнда? Счастливец с октября 2014 года руководит днепровской компанией Каринда. Издание «Наші Гроші» связывало компанию с выводом из ПриватаБанка $18 млн. Она же фигурирует в расследовании Генпрокуратуры о завладении служебными лицами ПриватБанка средствами рефинансирования НБУ. По данным «Наших Грошей», на момент создания в 2005 году у Каринды также было другое название – «Днепропетровская финансово-промышленная группа Приват». Ее единственный собственник – компания Равенскрофт Холдингс Лимитед с Британских Виргинских островов. Она же значилась учредителем другой компании с красноречивым названием – Приват-Холдинг.

Актив для Тигипко

Благодаря сотрудничеству с Финтех Бэнд Универсалбанк Сергея Тигипко стал одним из самых быстрорастущих банков в Украине. Моно стал уникальным карточным продуктом со своим «личным» мобильным приложением – такого предложения до сих пор не делал ни один другой украинский банк, даже Приват.

За три года Monobank принес Универсалу 3,3 млн клиентов. На конец 2020 из общего портфеля депозитов физлиц Универсал Банка в 22,1 млрд грн, 18,3 млрд приходилось на Мonobank, писало издание Минфин. Кредитный портфель – 14,9 млрд грн из 17,4 млрд грн. Сейчас Универсал занимает 13 место по активам среди 58 работающих банков. В 2020 году банк заработал 637,3 млн чистой прибыли, это – 11 показатель среди всех финучреждений и второй – среди банков с частным украинским капиталом.

Универсалбанк и Финтех Бэнд совместно владеют знаком Monobank, свидетельствуют данные Укрпатента. Поддержка в виде крепкого украинского финучреждения, за которым стоит один из крупнейших украинских бизнесменов, Сергей Тигипко (состояние – $650 млн, по данным украинского Forbes) – не менее важный факт о Monobank, чем история с бекграундом его остальных создателей.

Моно стал ключевым продуктом Универсалбанка, отмечает финансовый аналитик ICU Михаил Демкив. Просто так от такого конкурентного преимущества не отказываются, считает он. 

По оценке гендиректора Dragon Capital Томаша Фиалы, банк с таким портфелем клиентов, как у Моно, может стоить несколько сотен миллионов долларов. Необхоимые инвестиции в похожий проект – десятки миллионов.

«Если банк понимает потребности своего клиента, имеет взвешенную политику риск-менеджмента, то сосредоточенность на одном направлении не является чем-то плохим – финансовые показатели Универсалбанка говорят сами за себя, – поясняет Демкив. – Гораздо хуже – потерять технологичность и способность оценивать платежеспособность клиентов».

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

You may also like